Jump to content

Общее описание озер и биотопов (заметки)


Recommended Posts

Переходные зоны (скалы и песок)                                                                                                                                                                                               В большинстве мест по периметру озера, скальные основания находятся на умеренно пологих берегах и участки песка обычно видны среди скал под водой. Горные породы в этой среде обитания громоздятся друг на друга, образуя сложную сеть пещер и расщелин.

Aufwuchs_2.jpg "Aufwuchs*" на скалах практически свободен от осадка, что позволяет водорослям процветать, в некоторых местах, образуя толстые зеленые коврики. Потому что есть большое обилие пищи, конкуренция за жизненное пространство является необычайно высоким, и только крепкие и наиболее агрессивные виды способны обеспечить себе территорию. В относительном мелководье рост водорослей высок, но есть также и большая плотность особей, конкурирующих за пищу и в результате высокий уровень беспокойства индивидуумов во время кормления. Несмотря на то, что рыбы имеют трудности в переваривании растительных клеток высших растений  из-за не перевариваемой клетчатки которую они содержат (и которая придает растениям "жесткость"), дело обстоит иначе, когда речь идет о водорослях, где количество целлюлозы в клеточных стенках намного меньше или даже отсутствует. Но, это вовсе не означает, что водоросли легко усваиваются рыбами, однако вполне возможно, некоторые водоросли могут быть переварены видами рыб с высокой концентрацией желудочной кислоты (с очень низким рН).  Рыбы не способны усваивать клетчатку, так как их организм не содержит ферментов, осуществляющих гидролиз целлюлозы. Многие микроорганизмы, некоторые простейшие и улитки могут разрушать целлюлозу. Переваривание клетчатки рыбами обусловлено присутствием в их пищеварительной системе определенных (специальных) микроорганизмов. Таким образом, растительноядные цихлиды способны лизировать (разрушать) клетки сине-зеленых водорослей (цианобактерий), после  чего содержимое желудка может быть переварено в кишечнике.

P1030559.JPGb6_Petrochromis-sp-texas_photo-Marie-Gromand.jpg*«Aufwuchs» - водоросли растущие на камнях, и находящиеся в них микроорганизмы, в том числе: личинки насекомых, зоопланктон, моллюсков и различных мелких ракообразных. 

После нашествие петрохромисов изодранные камни и полностью снятый «Aufwuchs» выглядят вот так, четко видны белые проплешины от ртов рыб

 

18446766_10212957474954653_1118524159057941757_n.jpg.86e3a212ea74385d5de8c4b2ab95b983.jpg

Мы много раз слышали о рыбах, питающихся обрастаниями на камнях. Чаще всего подобные разговоры касаются рыб, обитающих в озерах Малави и Танганьика, хотя пищевая специализация большинства видов не ограничивается обрастаниями. Очень часто, особенно в немецких публикациях, эту пищу называют aufwuchs.  При содержании цихлид в аквариумах важно понимать, что это не только источник пищи, но и как этот источник пищи используется конкретными видами рыб.

Aufwuchs определяется как биомасса растущая на камнях. Его основу составляют жесткие нити водорослей, укоренившиеся в камне. Эти нити образуют строительные блоки биопокрова. К этим нитям прикрепляется различное содержимое aufwuchs. Это и диатомовые одноклеточные водоросли, и различные микроорганизмы, как то: нимфы и личинки насекомых, ракообразные, моллюски, зооплактон.    Очевидно, что aufwuchs составляет  довольно богатое меню продуктов питания. И разные виды рыб специализируются на определенных участках этого «шведского стола».

Стоит отметить, для того чтобы растительные клетки стали удобоваримыми, необходимо раздавить или  разрушить их оболочку.  Однако рыба не способна разрушить оболочку растительных клеток без помощи микроорганизмов. У диатомовых водорослей оболочка перфарированная и она легко разрушается. Так у травоядных рыб имеется большое количество зубов, которые как раз и используются для разрушения растительных оболочек. Не смотря на это, множество растительных клеток остаются нетронутыми даже после прохождения через кишечник рыбы. Рыбы, наиболее зависимые от водорослей биопокрова приспособились, имея очень длинный кишечник, тем самым увеличив время, чтобы максимально использовать эту медленно усваиваемую пищу.

Рост некоторых наиболее «травоядных» видов рыб основан на белках, найденных в  aufwuchs. Однако длина кишечника этих видов ограничивает процент белка, который может быть безопасно расщеплен. Эта особенность должна учитываться акварумистами, которые содержат  такие виды рыб.

Спектр использования aufwuchs достаточно разнообразен. Вот, например, несколько вариантов питания рыб, пасущихся на aufwuchs.  У видов Лабеотофеус есть нижняя хорошо развитая челюсть, которая позволяет практически полностью выскребать aufwuchs из камней. Виды Лабеотрофеус являются наиболее близкими к чисто вегетарианцам. А вот Лабидохромисы это противоположная  часть спектра рыб, питающихся aufwuchs (биопокровом). Особенность питания Лабидохромиса в том что он выскребает то, что прикреплено к укоренившимся нитям биопокрова. В осовном это нимфы и личинки. Всем известная рыба Танганьики – Неолапрологус лелеупи – также выбирает нимф и личинок из aufwuchs. Между описанными выше способами питания биопокровом  существует много вариантов и все они почти полностью вегетарианские, и всеядные, и почти полностью плотоядные.  Хотя водоросли aufwuchs  являются основным источником пищи для многих наших аквариумных рыб, нам необходимо знать, как каждый конкретный вид использует этот источник пищи. 

Link to post
Share on other sites

chiofurocks03.jpg14711665_1222366721168822_7698637935995521933_o.jpg

Кальцит, минерал CaCO3 из группы карбонатов, одна из природных форм карбоната кальция. Исключительно широко распространён на поверхности Земли, породообразующий минерал. Кальцитом сложены известняки, меловые породы, карбонатиты. Кальцит — самый распространённый биоминерал: он входит в состав раковин и эндоскелета большинства скелетных беспозвоночных, а также покровных структур некоторых одноклеточных организмов. На поверхностях и в полостях которого образуются Строматолиты - древнейшая форма жизни. Это рифовые тонкослойчатые столбики или холмики различной формы, состоящие из карбоната кальция и песчано-глинистого материала. Строматолит образуется в результате жизнедеятельности сообщества бактерий, называемого цианобактериальным матом (цианобактерии еще называются сине-зелеными водорослями).Предоставляют отличные места обитания для разного рода цихлид. Очень часто альтолампрологусы предпочитают образования строматолитов в качестве нерестового укрытия.

288900_217505001642874_1805078557_o.jpg

 

Link to post
Share on other sites

Восточно-Африканский разлом - уникальная экосистема. Это и колыбель человечества, и заповедник дикой природы и живописных ландшафтов. Но самое удивительное - это то, что огромная трещина на поверхности земли находится в постоянном движении, по мере которого море отвоевывает все большее пространство у суши. В конце концов Восточная Африка окончательно отделится от основного материка и превратится в остров.

Map_of_Great_Rift_Valley.svg.png22.jpg

Поскольку разломы образуются над «горячими точками» земной коры, в которых перепады температур и плотности способствуют подъему расплавленной магмы к поверхности планеты, на всей их протяженности часто наблюдается вулканическая активность. Поэтому именно в Восточной Африке в небо вздымается несколько крупных вулканов. Из всех озер, которые образовались вдоль разлома, так называемые пресноводные Великие озера Восточной Африки - Танганьика, Малави и Виктория - представляют собой иллюстрацию процесса эволюции животного мира в действии. В водах этих озер, отделенных от других водоемов большими пространствами иссушенной, бесплодной земли, водится несколько сот пород рыб, которых нет больше нигде в мире. Слово «долина» не совсем подходит для определения Восточно-Африканского разлома, поскольку во многих местах он перегорожен горами и плоскогорьями, а в южной Эфиопии даже расходится на два рукава, которые соединяются только в районе озера Виктория, на границе между Танзанией и Угандой. Однако озера, моря и впадины, которые расположены вдоль линии разлома, довольно четко обозначают его прохождение.
Озеро Виктория глубиной 100 м - самое мелководное и самое молодое из этих трех озер, его возраст около 750 000 лет. Оно изменялось, временами разливаясь и затапливая соседние водоемы, пополняя их новыми видами рыб, а затем высыхало, что опять приводило к изоляции экосистем. В более узких, глубоких и старых озерах Малави и Танганьика - их возраст более двух миллионов лет - новые породы просто развились из популяций, изолированных от обычной среды обитания. 

 

Link to post
Share on other sites

В Танганьику впадают крупные Рузиза и Малагараси и еще несколько более мелких рек, а выносит воды – одна Лукуга (в западной части озера). Лукуга впадает в Заир и далее в Атлантический океан.

Флора и фауна Танганьики отличаются большим разнообразием. Тропический климат и теплая вода (25С) способствуют развитию многих видов животных, в том числе и экзотических. Здесь водятся крокодилы и гиппопотамы, большое количество водоплавающих птиц, ракообразных, моллюсков, а также – красивых рыб. В Танганьике из 250 разновидностей обитающих в озере рыб, около 170 являются эндемиками, в том числе и рыбы из семейства Cichlidae (цихлид). Одни из них вылавливаются для пищевых целей, другие – для декоративных. 

В глубоководном африканском озере Танганьика, насчитывается много эндемичных организмов. Из 1248 обитающих там видов, половина являются эндемичными. Это связано с древним возрастом озера. Кроме того, Танганьика на протяжении долгого времени была бессточным водоемом, поэтому ее животный мир развивался в изоляции от соседних водных объектов.
Рыбные запасы Танганьики являются главным фактором экономического благополучия  жителей этого региона. Однако экологическая ситуация вокруг озера из года в год становится все более напряженной. В воды Танганьики постоянно сбрасываются промышленные, сельскохозяйственные и бытовые отходы. Другой проблемой, угрожающей экосистеме Танганьики, в последнее время стала интродукция чужеродных видов растений. Из них наибольшую опасность представляет водяной гиацинт (лат. Eichhornia crassipes). Разрастаясь с большой скоростью, это растение покрывает поверхность озера плотным ковром, что препятствует доступу солнечного света в толщу воды, а также нарушает естественный кислородный режим водоема. Это приводит к гибели некоторых обитающих в озере аборигенных организмов, и создает препятствия для судоходства.

Танганьика, несмотря на морфологическое сходство с Байкалом, отличается от него своими водами. Это связано с тем, что жизнь в Танганьике, несмотря на огромную глубину, сосредоточена только в поверхностном слое, до глубины 200 метров. Только этот слой воды пригоден для обитания рыб, ракообразных, червей, гиппопотамов, водорослей и иных организмов. Нижележащие воды безжизненны из-за наличия сероводорода, губительного для всего живого (кроме, конечно, бактерий). Соответственно, такие воды непригодны для питья. Основная причина – высокая температура поверхностных вод озера. 

Аналогичное явление наблюдается и в Черном море. Там тоже, на глубинах более 150-200 метров жизнь отсутствует из-за наличия сероводорода. Но в Черном море причина другая, связана с низкой соленостью поверхностных вод.

Давайте попытаемся разобраться в причинах этого явления. Известно, плотность воды зависит от нескольких основных факторов: температуры, солености и давления. Чем выше температура воды, тем вода легче, но максимальной плотности она достигает при температуре 4оС. «Ледяная» вода легкая, затем при повышении температуры, ее плотность увеличивается. При 4оС она достигает своего максимума. Далее по мере повышения температуры воды, ее плотность понижается. С повышением солености плотность воды также увеличивается. В Черном море за счет мощного речного стока (Дунай, Днепр, Днестр и др.) поверхностные воды имеют соленость около 17-18 промилле (количество солей в литре воды; обозначается значком ‰), а глубже 200 метров – 22-24‰. Опресненные, более легкие воды лежат на более плотных, тяжелых водах. Черное море замкнутое, и перемешивание в нем осуществляется слабо. В результате, ниже 150-200 м воды насыщены сероводородом, и жизнь в них отсутствует (за исключением разве что, бактерий). В Черное море могучие реки в течение многих веков, а может быть и тысячелетий, приносили и приносят воды, богатые органическим веществом и минеральными солями. Это способствует развитию морских водорослей и других организмов. Как всякие живые существа, они отмирают и оседают на дно, разлагаются бактериями в анаэробных условиях с образованием сероводорода.

В верхнем слое Танганьики температура воды колеблется от 24 до 30 градусов (в среднем 25°C), с глубиной температура понижается до 6-8 градусов. Верхние теплые (а, соответственно, легкие) слои воды лежат, как на перине, на более холодных, практически не перемешиваясь с ними (а если перемешиваются, то очень слабо). Кроме того, глубинные воды более плотные за счет давления и представляют собой подобие «монолита», что тоже вносит свою лепту в уменьшение перемешивания вод. Из-за этого образуется анаэробный слой воды, первопричиной которого являются температурные условия. Все, что находится в верхнем слое озера, рано или поздно оседает на дно, обогащая его органическим веществом. На дне оказываются микроскопические водоросли, зоопланктон, водные растения, рыбы, крокодилы и прочие, а также различные загрязнения, о которых говорилось выше. Все это разлагается в анаэробных условиях с образованием сероводорода.

В озере Танганьика стало меньше рыбы.Согласно новому исследованию, проведенному учеными из Университета Аризоны в США, главная причина тревожной тенденции — глобальное потепление, а не чрезмерный отлов рыбы. Выводы исследователей опубликованы в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.Химический анализ отложений и остатков рыб, поднятых со дна озера, показал, что количество рыбы снижается вслед за повышением температуры воздуха. По словам ученых, в тропических озерах потепление воды приводит к снижению объемов перемешивания обогащенного кислородом верхнего слоя и богатого питательными веществами нижнего. Таким образом, в поверхностный слой поступает меньше питательных веществ для водорослей — кормовой базы рыб. Согласно выводам ученых, длительное потепление связано с сокращением объемов перемешивания верхнего и нижнего слоев воды в озере, стагнацией роста водорослей и значительным уменьшением среды обитания ключевых жителей дна озера — моллюсков и ракообразных.

 

Link to post
Share on other sites
  • 4 weeks later...

Характерным типом африканского пейзажа является саванна, поросшая высокой травой, с группами отдельных деревьев, прежде всего зонтичных акаций. К северу и к югу саванна переходит в полосы сухих степей, а за ними в пустыню. Если здесь и найдутся реки, то в большинстве случаев с пересыхающими руслами. Африканская саванна и степь поросли «бушем» — низким кустарником. Этим зонам свойственно периодическое чередование летнего сезона дождей с сезоном зимней засухи. Такое чередование вызывает образование так называемых периодических вод, известных зонами обитания икромечущих карпозубых. Территорию, протянувшуюся от побережья Гвинеи приблизительно на 5000 км на восток и около 1600 км с севера на юг и примыкающую к лесистому руслу реки Конго, занимают девственные тропические леса-джунгли, через которые протекают малые речки и потоки, чье течение прерывают мелкие озерца и заводи. Реки берут свое начало из горных источников и болот, имеют порожистый характер, многочисленные водопады. Падая с гор, они несутся узкими каньонами вниз к равнинам, где превращаются в широкие, глубокие и лениво текущие реки. Их воды богаты рыбами, многие виды которых являются аквариумными или имеют местное промысловое значение.
Повышенный интерес аквариумистов, особенно последние десять лет, стала привлекать восточная часть Африки, где находятся озера Большой сбросовой долины, среди которых главное место занимают Танганьика и Малави. Вода в этих озерах щелочная. Некоторые знатоки африканской ихтиофауны утверждают, что эти озера стали местом ихтиологического «чуда»: здесь необычайно быстро протекает эволюция рыб семейства Cichlidae. Рядом с цихлидами здесь живет и много иных, часто эндемичных, т. е. свойственных только этой области, рыб других семейств. Существуют предположения, что двадцать миллионов лет тому назад от африканского континента отделился остров Мадагаскар, и что его изолированность обусловила возникновение обособленной зоо-географической зоны. Животные острова явно отличаются от животных африканских. Рыбой Мадагаскар беден. Развитие видов, здесь обитающих, началось в море, и только со временем они приспособились к новой среде обитания в пресной воде (рыбы вторичнопресноводные). Их происхождение выдает двойной спинной плавник и способность жить в солоноватых прибрежных водах, как у многих рыб Австралии, их родственников.

Link to post
Share on other sites
  • 2 weeks later...
  • 3 weeks later...

 самая замечательная особенность озера Танганьика не горизонтальные его размеры, а неимоверная глубина. В том, что озеро это очень глубокое, смогли убедиться уже первые его исследователи. В 1876 году Стэнли километрах в двух от мыса Кабого на восточном берегу Танганьики безуспешно пытался достать дно озера линем длиной 365 м, а еще раньше Ливингстону не хватило для той же цели 550-метровой веревки. Однако ясное представление об истинной глубине озера ученые получили много позже. Впервые батиметрическая съемка Танганьики была осуществлена в 1912–1913 годах бельгийцем Луи Сталпером, сделавшим более 350 промеров озера лотом. Наибольшая глубина, которую ему удалось измерить, оказалась равной 1435 м, но и эта цифра давно устарела. В 1946–1947 годах озеро Танганьика было детально изучено бельгийской – гидробиологической экспедицией. В число ее работ входила и батиметрическая съемка (с помощью эхолота). При этом в том же районе, где в свое время Сталпер нашел глубину 1435 м, недалеко от западного берега озера в его южной части, была промерена несколько большая глубина – 1470 м, которую и следует теперь ' считать максимальной. Почти полтора километра глубины. Поистине бездонная пропасть. Уж на что глубоко озеро Киву – а Танганьика глубже его в три раза. Из всех озер земного шара Танганьику «обгоняет» по глубине только Байкал. (Рисунок №2)

Средняя отметка поверхности водного зеркала Танганьики – 774 м над уровнем моря. Нетрудно подсчитать, что дно озера в самом глубоком месте лежит на 696 м ниже уровня моря. Если же взять среднюю глубину озера, тоже более чем внушительную – около 1000 м, в 25 раз больше средней глубины озера Виктория-то окажется, что среднем дно Танганьики опущено ниже уровня Мирового океана на две сотни метров с лишним. Впадина Танганьики – наиболее глубоко погруженный участок Западного рифта и всей рифтовой системы в пределах собственно Восточной Африки (за ее пределами, еще более низко опущенными звеньями Великих африканских разломов являются рифты Красного моря и Аденского залива).

Борта грабена Танганьики достигают высоты 2200–2400 м над уровнем моря на западе и 1200–1300 м на востоке. Таким образом, максимальную амплитуду вертикального смещения блоков земной коры в этом секторе Западного рифта можно в первом приближении определить примерно в 3000 м.

Озерная котловина состоит из двух главных глубоководных бассейнов северного и южного, внутри которых еще несколько котловин второго порядка. Максимальная глубина озера 1470 м – измерена в южном бассейне, тогда как наибольшая глубина северного составляет 1310 м. Эти два бассейна, по существу, два самостоятельных грабена, разделенных поперечным горстовым поднятием. Последнее ныне тоже затоплено и имеет вид подводного порога, пересекающего озеро от его западного берега до восточного вблизи 6° ю. ш. Глубины на пороге большей частью не превышают 250–500 м, высшая же его точка находится всего в 50 м ниже поверхности озера. Однако этот подводный барьер не сплошной: посередине его обрисовывается узкая расселина глубиной 700 м, связывающая северный глубоководный бассейн с южным.

Берега Танганьики имеют относительно простые, массивные очертания, типичные для озера сбросового происхождения. В целом можно сказать, что береговая линия состоит из ряда более или менее прямолинейных отрезков, соединяющихся под тупыми углами. Как легко догадаться, такая конфигурация берегов определена линиями разломов. На крупномасштабных картах Танганьики видно довольно много бухт, полуостровов и мысов, но все эти выемки и выступы побережья незначительны по размерам, так что и в деталях береговая линия не производит впечатления сильно изрезанной. Есть только один глубоко вдающийся в сушу залив, носящий имя первооткрывателя Танганьики Бертона; он находится на северо-западе озера и отделен от основной его части узким скалистым полуостровом Убвари.

У подножия горных поднятий, ограничивающих впадину Танганьики, нередко простирается узкая полоса приозерной равнины, полого понижающейся к плоскому берегу озера. Во многих пунктах, однако, крутые горные склоны подступают к самой воде, образуя высокие обрывистые берега. Чаще всего берега Танганьики приглубые или вдоль них проходит лишь узкая прибрежная отмель, которая вскоре заканчивается крутым подводным откосом, спускающимся к зоне больших глубин. Только перед устьями наиболее 'крупных рек полоса мелководья несколько расширяется.

По живописности береговые пейзажи Танганьики мало, чем уступают берегам Киву. В дневниках Давида Ливингстона, посетившего южную оконечность этого озера в 1867 году, есть такая запись:

«И после двухнедельного пребывания на озере оно кажется в высшей степени очаровательным. Замечательно тихое озеро, хотя, говорят, временами в штормы оно бывает бурным. Оно лежит в глубокой чаше с почти отвесными стенками, которые густо поросли деревьями. Там, где видна порода (глинистый сланец), стенки кажутся ярко-красными. Деревья сейчас все зеленые. Кое-где по скалам стекают красивые водопады, в более ровных местах бродят пасущиеся буйволы, слоны и антилопы, по ночам рычат львы. Пологий участок внизу занимает не более двух миль от отвесных стенок до берега озера. Деревня Памбете, около которой мы впервые вышли к озеру, окружена масличными пальмами…, кисть спелых плодов которых должны нести два человека. Утром и вечерам можно видеть громадных крокодилов, тихонько пробирающихся к местам своей охоты; по ночам и ранним утром слышен храп бегемотов».

В этом описании столетней давности устарело, пожалуй, только одно: сейчас на берегах Танганьики нет того обилия сухопутных диких животных, какое здесь было во времена Ливингстона. Что касается водной фауны, то она существенно не изменилась. А она, надо сказать, исключительно своеобразна и, наряду с огромной глубиной Танганьики, является одной из главных достопримечательностей этого озера.

Чем же так замечательна фауна Танганьики?

Во-первых, она исключительно богата по видовому составу: одних только рыб, например, в озере насчитывается около 250 видов. По сравнению с этой цифрой те четыре десятка видов рыб, которые водятся в озерах Альбеот или Эдвард, выглядят более чем скромно.

Во-вторых, водная фауна Танганьики очень оригинальна и примерно на три четверти состоит из эндемиков. Так, например, танганьикские рыбы эндемичны на 76% (190 эндемичных видов). При этом среди пелагических рыб, т.е. тех, которые обитают в открытых водах, вдали от берегов, эндемизм достигает 100%, а среди многочисленных представителей семейства хромисов, предпочитающих, наоборот, прибрежные мелководные местообитания, – 97%. Из беспозвоночных креветки эндемичны тоже на все 100%, десятиногие раки и веслоногие рачки – на 78%, брюхоногие моллюски и губки – на 67% и т.д. Добавим, что эндемиками являются не только отдельные виды и роды водных животных: в составе танганьикской фауны есть даже одно эндемичное семейство (из брюхоногих моллюсков.

В-третьих, многие из населяющих озеро животных (в особенности те же брюхоногие) обнаруживают значительное сходство с морскими формами, хотя вода в озере пресная, даже более пресная, чем в других больших озерах Западного рифта (среднее содержание растворенных солей – около 0,4 г/л).

Объяснение всех этих специфических черт танганьикской фауны кроется в особенностях геологической истории озера. Точное время образования грабена Танганьики, а соответственно и самого озера неизвестно. Ряд исследователей считают, что этот участок Западного рифта вместе с расположенным в нем озером возник тогда же, когда и более северный его сектор, грабен озера Альбеот, – в середине третичного периода, два десятка миллионов лет назад. По мнению других, грабен Танганьики сформировался позже, уже в конце третичного времени. Но и в этом случае возраст озера оказывается весьма почтенным: не меньше одного–двух миллионов лет.

Итак, Танганьика – озеро очень древнее. При этом вот что особенно важно подчеркнуть. Если, допустим, стать на ту точку зрения, что озеро Альберт старше Танганьики, речь будет идти о сравнении времени первоначального возникновения этих двух озер. Но надо иметь в виду, что современное озеро Альберт – не то озеро, которое образовалось 20 миллионов лет назад. С тех пор этот водоем, по-видимому, неоднократно прекращал свое существование, полностью высыхая, а потом возрождался вновь. Сходную эволюцию, обусловленную вековыми колебаниями климата, прошли и многие другие сравнительно неглубокие озера Восточной Африки. Танганьика же, обладая очень большой глубиной и соответственно огромным объемом водной массы, не пересыхала даже в самые засушливые эпохи. Иными словами, если Танганьика и возникла позже озера Мобуту-Сесе-Секо или какого-либо другого восточноафриканского озера, все равно из всех этих озер она имеет самый длительный «стаж» непрерывного существования.

Нетрудно понять, как много значит это обстоятельство для развития жизни в озере. Поскольку, однажды образовавшись, оно ни разу не высыхало, его древняя, сложившаяся еще в третичное время водная фауна не исчезла, а «дожила» до наших дней и за это время дополнительно обогатилась новыми видами, возникшими в ходе биологической эволюции. В этом и состоит причина современного видового богатства танганьикской фауны.

Крайнее своеобразие ее видового состава также в значительной степени зависит от большого «непрерывного стажа» существования озера. Многие древние виды, широко распространенные в прошлом, ныне сохранились только в Танганьике, став ее эндемиками. Другая причина высокого эндемизма озерной фауны заключается в длительной изоляции озера от других восточноафриканских водоемов. По мнению ученых, Танганьика на протяжении большей части своей истории (вероятно, с момента возникновения) была бессточным озером. Танганьикская фауна развивалась в отрыве от фауны соседних гидрографических бассейнов, и это, конечно, не могло не способствовать ее большой оригинальности.

Хотя озеро Танганьика никогда не пересыхало целиком, колебания уровня его в геологическом прошлом (связанные, вероятно, не только с изменениями климата, но и с тектоническими движениями) были очень велики. Установлено, что уровень водного зеркала Танганьики несколько раз становился на 550–600 м, а один-два раза, возможно, даже на 850 м ниже своего современного положения. Об этом свидетельствует присутствие на дне озера подводных долин, являющихся продолжением современных наземных долин притоков Танганьики. Они образовались в периоды, когда обширные площади озерного дна были сушей. В это время озеро разделялось на два самостоятельных водоема, северный и южный, которые были соединены между собой лишь узкой долиной (сейчас это – уже упоминавшаяся нами глубокая расселина в подводном пороге, разделяющем северный и южный глубоководные бассейны). В таком «раздвоенном» состоянии Танганьика находилась, в частности, сравнительно недавно, уже на памяти человека. Коренному населению ее берегов хорошо известно дошедшее из глубины веков предание о том, что когда-то на месте Танганьики существовали два озера, впоследствии слившиеся воедино.

Есть основания полагать, что это слияние произошло вслед за тем, как в Танганьику около десяти тысяч лет назад прорвались с севера воды озера Киву. Прорыв этот вызвал во впадине Танганьики настоящий потоп. Даже после того, как перемычка между северным и южным озерными бассейнами была затоплена и они соединились, образовав современную Танганьику, уровень озера, теперь уже единого, все еще продолжал подниматься. Весьма вероятно, что его повышению способствовало, помимо всего прочего, также и общее увеличение влажности климата. Подъем уровня не прекращался до тех пор, пока озерные воды не нашли себе выхода в самой низкой точке горного обрамления Танганьики. Такой точкой оказалась долина реки Лукуги. Через нее Танганьика получила сток в реку Луалабу, верхнее течение Конго, и, таким образом, стала частью гидрографической системы этой великой африканской реки. Правда, как мы увидим ниже, сток Танганьики в бассейн Конго впоследствии мог временами прерываться, так что озеро снова могло становиться на более или менее длительный срок замкнутым водоемом.

Нам остается ответить еще на один вопрос: в чем причина сходства многих представителей водной фауны Танганьики с морскими животными? Для объяснения этого явления в свое время выдвигалась гипотеза о древних связях озера с океаном, но вскоре она была полностью опровергнута геологическими данными. Сейчас принято считать, что дело тут не в прямом родстве танганьикской фауны с морской, а в биологической конвергенции, т.е. возникновении сходных жизненных форм в результате приспособления организмов к более или менее сходным условиям среды. Действительно, среда обитания озерной фауны кое в чем похожа на морскую. Если говорить, например, о глубине, то Танганьика, бесспорно, гораздо больше заслуживает названия «озеро-море», чем Виктория. Заметное волнение воды, случающиеся время от времени (не чаще, впрочем, чем на других Великих озерах) сильные бури – все это тоже напоминает морскую обстановку. Кроме того, если сейчас вода в Танганьике пресная, то раньше, когда озеро не имело стока, она могла быть соленой. В связи с этим не исключено, что «морские» формы в составе танганьикской фауны являются наследием (реликтами) прошлого и отражают не столько современные, сколько прежние условия жизни в озере.

Следует оговориться, что этот взгляд разделяют не все ученые. Так, английский озеровед Р. Бьючэмп считает, что воды Танганьики и при отсутствии стока были лишь слабо минерализованы – более того, концентрация солей была тогда, по его мнению, меньше, чем сейчас. Но если даже отбросить предположение о повышенной солености озера в прошлом и целиком исходить из современного положения вещей, придется признать, что у танганьикской воды есть с гидрохимической точки зрения любопытные особенности, опять-таки сближающие ее с морской водой. Речь идет не об общем содержании растворенных солей – как мы видели, весьма умеренном, – а об их составе. Обращает на себя внимание, в частности, необычное для пресной воды – и, наоборот, вполне обычное для морской – повышенное содержание солей магния. Очевидно, эта специфика химического состава воды также должна сказываться на особенностях жизненных форм населяющих озеро организмов.

Таким образом, «морской характер» фауны Танганьики, как и другие ее особенности, тоже зависит, хотя бы косвенно, от большой древности озера, является отражением его длительной и сложной истории.

В гидрологической литературе можно встретить несколько вариантов расчета водного баланса этого озера. Здесь мы будем пользоваться данными, полученными советским географом, озероведом профессором А. В. Шнитниковым.

На поверхность Танганьики выпадает в среднем около 1200 мм атмосферных осадков в год. При площади озера в 34 тыс. км2 этот слой воды соответствует объему 40,8 км3. Притоки Танганьики – из них, помимо Рузизи, заслуживает упоминания еще довольно большая река Малагараси, впадающая в озеро с востока, – приносят ежегодно 23,8 км3 воды. Следовательно, весь годовой приход воды в озере составляет 64,6 км3, из которых 63% дают осадки и 37%–сток с водосбора.

Абсолютные значения этих элементов у Танганьики, конечно, гораздо больше, так как намного больше площадь и самого озера, и его водосборного бассейна (около 245 тыс. км2).

Почему озеро Танганьика пресное? Первое приходящее на ум объяснение – это колоссальный объем водной массы озера. Он достигает примерно 30 тыс. км3 – в три с половиной раза больше объема озера Виктория, хотя последнее вдвое превосходит Танганьику по площади. Понятно, что насытить такую массу воды солями не так-то легко. С другой стороны, если вспомнить, что Танганьика существует не меньше миллиона лет, и этого срока было бы достаточно для засоления даже такого глубокого озера, тем более что в прошлом оно совсем не имело стока. Так что названная причина, очевидно, не может быть решающей.

Крупный авторитет в вопросах гидрологии восточноафриканских озер Р. Бьючэмт, чье имя мы уже упоминали, объясняет умеренную минерализацию воды Танганьики воздействием двух основных факторов. Первый из них – это ограниченные возможности самого поступления солей в озеро. Ведь основное питание Танганьика получает непосредственно от атмосферных осадков, дождевая же вода, разумеется, пресная. Концентрация солей в притоках озера, как показывают химические анализы, тоже очень низкая. Тут, правда, есть одно исключение – река Рузизи, несущая в Танганьику сильноминерализованные воды озера Киву. Кстати, именно это исключение дает Бьючэмпу основание предполагать, что в прошлом, до установления стока Киву в Танганьику, вода этого последнего озера была еще менее минерализована, чем в настоящее время.

Вторая и самая важная причина относительно низкого содержания растворенных солей в танганьикских водах – это их биологическое осаждение. Значительная часть поступающих в озеро минеральных веществ усваивается водными организмами и тем самым переходит в связанное состояние. В дальнейшем отмершие остатки растений и животных оседают на дно озера, формируя мощную толщу черного органического ила. Вместе с ними в этой глубоководной «могиле» хоронятся и минеральные соединения. Они остаются там навсегда, не возвращаясь более в вышележащие слои озерной воды, и исключаются, таким образом, из кругооборота веществ в озере. Если бы не этот процесс биологического осаждения минеральных веществ, концентрация солей в водах Танганьики, по мнению Бьючэмпа, давно бы уже достигла насыщения.

Но один вопрос влечет за собой другой. Ведь по мере разложения органических остатков на дне озера входящие в их состав минеральные вещества должны высвобождаться и, как в других озерах, по крайней мере, частично снова переходить в раствор. Почему же они не обогащают собой водную массу озера, не повышают его соленость?

Причина этого – в очень устойчивой термической стратификации озерных вод.

По данным Бьючэмпа, температуры в верхнем слое озера – эпилимнионе – колеблются в течение года от 23,8 до 26,6°С в северном и от 23,6 до 26,5° С в южном бассейне Танганьики. Слой температурного скачка, обычно хорошо выраженный, варьирует по глубине в северной части озера от 40 м в наиболее жаркие месяцы до 100 м в более холодное время года; в южной части колебания его положения более значительны. Ниже слоя скачка, в гиполимиионе, температуры, уже практически не изменяющиеся по сезонам, медленно понижаются с приближением ко дну. На больших глубинах круглый год сохраняется температура около 23° С.

В отличие от озера Киву с его «температурным коктейлем», термическая стратификация Танганьики нисколько не противоречит физическим законам. Все правильно: вверху вода теплее, внизу холоднее. Холодные и, естественно, более плотные глубинные воды к поверхности не поднимаются и с теплыми поверхностными водами не смешиваются. Вертикальная циркуляция воды в озере несколько активизируется в относительно холодные зимние месяцы, когда температуры эпилимниона понижаются и охлажденная вода опускается, уступая место более нагретой. Но и тогда циркуляционные процессы захватывают только верхние две-три сотни метров водной массы озера, так что полное перемешивание воды от поверхности до дна происходит лишь на относительно мелководных участках. В глубоководных же зонах большая часть гиполимниона в перемешивании не участвует.

Короче говоря, в Танганьике, как и в Киву, имеется застойный «мертвый слой» (причем ввиду огромной глубины озера мощность этого слоя гораздо больше). Его существование и объясняет тот факт, что попадающие на дно озера в ходе биологического осаждения минеральные вещества больше уже в циркуляции не участвуют, «выходят из игры».

Почему так стабильна термическая стратификация Танганьики?

Причины этого еще не вполне ясны. Во всяком случае, дело тут не в повышенной минерализации глубинных вод: Танганьика – не Киву, и химические анализы ее воды не обнаруживают заметных различий солености по вертикали. По предположению Бьючэмпа, одним из факторов термической стабильности Танганьики может быть влияние ее притоков, вода которых холоднее, чем поверхностные слои озерных вод (так как впадающие в озеро реки берут начало в более возвышенных районах, имеющих менее жаркий климат). Эти относительно холодные воды стекают по крутым подводным откосам ниже слоя скачка и тем самым поддерживают более низкую температуру глубинных вод озера. Возможно, что понижению температуры придонных вод способствует также происходящее у берегов опускание в глубину поверхностных вод озера, охлажденных в ночные часы.

Устойчивая стратификация вод Танганьики сильнейшим образом сказывается на условиях жизни в озере.

С гидробиологической точки зрения самым важным следствием этой стратификации является тот факт, что растворенным кислородом обогащены и, следовательно, пригодны для жизни только верхние слои озера, в которых развиваются процессы перемешивания. Ниже слоя температурного скачка кислород в озерных водах обычно уже не обнаруживается. По приблизительным подсчетам, постоянно лишены кислорода и, таким образом, полностью безжизненны (если не считать, возможно, некоторых микроорганизмов, жизнедеятельность которых протекает при отсутствии кислорода) 9/10 всего объема водной массы Танганьики.

Между тем именно в глубине озера концентрируются в наибольшем количестве, вместе с другими минеральными соединениями, различные питательные вещества – нитраты, фосфаты и т.д. Однако поскольку основная масса глубинных вод в циркуляции не участвует, все эти вещества водными организмами сейчас не используются. Таким образом, гидрологические условия сильно ограничивают биологическую продуктивность озера, которая при менее устойчивой стратификации могла бы быть, несомненно, гораздо более значительной.

Итак, вся богатая и разнообразная фауна Танганьики сосредоточена лишь в верхней, обогащенной кислородом части водной массы озера. Исследовавшая Танганьику в 1946–1947 годах бельгийская гидробиологическая экспедиция установила, что нижняя граница слоя воды, пригодного для обитания рыб, проходит на глубине от 100 до 230 м.

Любопытно, что в дневные часы на поверхности озера вдали от берегов не видно почти никаких признаков жизни. Это обстоятельство долгое время создавало Танганьике репутацию бедного в биологическом отношении водоема (то, что фауна озера очень богата видами, было установлено давно, но, как известно, видовой состав и количество особей животных – вещи разные). Оказывается, дело тут вот в чем: зоопланктон Танганьики (в его составе преобладают веслоногие рачки, характерна также пресноводная танганьикская медуза) отличается светобоязнью и днем, спасаясь от солнечных лучей, уходит на глубину более 50 м; туда же уходят в поисках корма планктоноядные рыбы, а за ними и хищные. Напротив, с наступлением темноты зоопланктон поднимается к поверхности, за ним следуют рыбы, и озерные воды «оживают».

Ихтиофауна озера богата промысловыми видами. Главный объект промысла–планктоноядная рыба «ндагала», или «дагаа», из семейства сельдевых, близкая к сардине. Эта вкусная мелкая рыбешка пользуется большой популярностью у жителей, и ее можно встретить, главным образом сушеную, на многих местных рынках. Важное промысловое значение имеют также некоторые хищные рыбы, питающиеся «ндагалой», в особенности нильский окунь и родственные ему виды. «Ндагала» и ее враги – пелагические рыбы, обитающие в открытых водах. Специфическая особенность их лова заключается в том, что он ведется ночью, так как днем, как только что было сказано, рыбные косяки держатся на значительной глубине. У берегов водятся различные виды тилаетии, двоякодышащие лротоптерусы и много других съедобных рыб.

Цихлиды, живущие в речных системах Африки, имеют гораздо меньшую степень специализации по питанию. Большинство из них являются поедателями беспозвоночных, планктона или личинок насекомых. Эти типы питания наблюдаются и у многочисленных видов в озерах. Здесь, однако, развивались и такие специализации, как чешуееды, поедатели губок, водорослей, просеивающие субстрат, поедатели икры и другие специализации методов питания.

Эти специализации среди цихлид развились до такой степени, что все виды предпочитают определенный типы среды обитания, и многие из них, ограничены такими биотопами. Оценка полевых наблюдений привела к признанию нескольких видов биотопов, в которых может быть обнаружено конкретное сообщество цихлид. Каждый тип биотопа имеет свою группу жителей, которые в целом не встречаются в других биотопах.  Хотя некоторые виды могут встречаться в разных типах биотопов, они остаются исключениями.

Биотоп или место обитания, в том смысле, которое используется в научной среде, представляет собой среду в озере, которая достаточно велика, чтобы обеспечить место для сообщества рыб. Он включает субстрат, а также водный столб над ним или, в случае обрывистого скалистого берега, рядом с ним. Разделение среды обитания на так называемые микробитопы основано на очень специфических требованиях нескольких видов. Ниша является экологическим требованием одного вида. Если мы объединим гибкость питания цихлид с их доказанной способностью колонизировать всю береговую линию, вплоть до нижней границы насыщенной кислородом воды, то мы можем видеть, что цихлиды были той группой, наиболее подходящей для колонизации озера. Тот факт, что большинство видов цихлид озера  Танганьика являются стенотопическими (живущими в ограниченной зоне), значительно усилили процесс обмена среди этих рыб. Более того, цихлиды, как было доказано, способны развивать новые эволюционные виды за довольно короткий период времени (Greenwood 1965, Geerts, 1991), тем самым повышая их способность колонизировать любую новую среду обитания или нишу.

Link to post
Share on other sites

Географическая изоляция играет ключевую роль в процессе видообразования и существование трех доисторических озер все еще отражается в распределении по местам обитания многих видов цихлид (Konings & Dieckhoff 1992).

И опять к вопросу естественной гибридизации. Цихлиды не могут нормально пересекать глубокую "открытую" воду, чтобы поселиться в другой области. Многие виды зависят от типа среды обитания, для которой они «обусловлены», и если этот тип среды обитания прерывается другой, неподходящей средой обитания, создается барьер в их обитании. Чем более подходящие места обитания отделены друг от друга, тем меньше вероятность того, что такие виды, зависящие от среды обитания, смогут перейти от одного к другому. Это отражается на распределении многих из цихлид в озере.

Поскольку цихлиды нуждаются в тесном контакте с субстратом, они могут рассеиваться только вдоль береговой линии на глубинах до 250 метров (более глубокие слои на озере Танганьика не содержат кислорода). Большие части береговой линии Танганьики отделены от противоположной стороны озера очень глубокой водой, которую нельзя пересечь цихлидам. Таким образом, если цихлиды на одной стороне озера должны мигрировать на противоположную сторону, они должны будут следовать контурам береговой линии. Следовательно, противоположная сторона глубокого бассейна в озере является самой отдаленной точкой в плане расселения цихлид. Тем не менее, многие виды цихлид встречаются по обе стороны озера (но не в подходящих местах обитания между ними), и, таким образом, они, должно быть, рассеялись на другой стороне в течение периода низкого уровня воды. В низкоуровневых доисторических озерах они, вероятно, распространялись по всей береговой линии, так как в настоящее время они находятся в озере Киву и др.(Jos Snoeks). Когда уровень озера повысился, они просто мигрировали вверх, оставаясь все время на их предпочтительной глубине (вертикальная миграция). Несмотря на то, что популяции на восточной и западной сторонах озера теперь изолированы, они по-прежнему являются одними и теми же видами; По крайней мере, между ними нет явных различий.

Это наиболее красиво иллюстрируется распространением Tropheus annectens. Примечательно, что T. annectens живет только вблизи тех мест на нынешней береговой линии, которые также были заселены в период низкого уровня воды (крутые скалистые берега). Таким образом, вероятно, что T. annectens присутствовал в центральном доисторическом озере и не очень сильно изменился после того, как озеро поднялось до его нынешнего уровня. Существование более дюжины новых (в настоящее время не обнаруженных в доисторических озерных бассейнах) видов в замбийских водах озера, которые не могли быть там во время последнего низкого уровня воды (во время 35-15 Тысяч лет назад), потому что тогда вся эта территория была сухой землей, предполагает, что виды происходят в недавно колонизированных районах.

Поэтому было высказано предположение, что большинство видообразований в озере Танганьика происходит через так называемый "Founder Effect" (Konings 1992; Konings & Dieckhoff 1992). Когда далеко в прошлом, новая, подходящая среда обитания была "создана" (повышением уровня воды), она могла быть заселена любыми видами, способными пересечь неподходящую среду обитания, отделяющую «материнское население» от новой области. Эксперименты показали, что большинству каменноугольных видов цихлид требуется всего несколько лет, чтобы первая особь нашла новую среду обитания (McKaye & Gray 1984). Зная, что цихлиды способны производить потомство несколько раз в год, легко представить себе, что когда самка и самец вида (или близких друг к другу видов) встречаются в новой среде обитания, они могут производить несколько сотен потомков.

Таким образом, популяции "основателей" могут быть созданы у очень немногих цихлид и имеют высокую вероятность вариации среди своих членов в результате инбридинга и / или гибридизации из ограниченного генофонда. Эта наиболее острая проблема стоит в аквариумах любителей плохо разбирающихся в принадлежностях цихлид (род,вид, морфа и т.д.)Но, если инбридинг или гибридизация индуцирует создание новых видов, тогда большой генофонд материнского населения будет препятствовать созданию новых видов и вместо этого фактически стабилизируются "характеристики"  видов. Отсюда следует, что большинство вариантов и новых видов следует ожидать в относительно новых областях, а в случае озера Танганьика это районы, которые были сушей, когда уровень воды был низким.

 

Link to post
Share on other sites
  • 3 weeks later...

1. Прибрежная прибойная зона.

Фактически прибойные зоны - это верхние три-четыре метра каменистых и переходных биотопов. Естественно на участках побережья где крутые скалистые берега резко обрываются под воду и подводные утесы резко уходят на глубину, а дно формируют каменные плиты и скалы, ширина прибойной зоны минимальна. Тогда как в районах где пологий берег плавно опускается в глубину, она может быть шириной несколько десятков возможно сотен метров. Дно на таких отмелях может быть как каменистое, чистое от каких либо осадков, так и песчаное. В некоторых районах отложения песка превращаются со временем в песчаник. Который формирует интересный биотоп с большим количеством укрытий, расщелин и пещерок.

Прибойные зоны всегда характеризуются, высоким содержанием кислорода, так как вода интенсивно контактирует с воздухом и активно перемешивается. Опять же благодаря подвижности слоев воды содержание в ней CO2 падает, так как он интенсивно выводится. Что приводит к небольшому повышению pH, по сравнению с водой на бóльших глубинах в этом же районе. Еще одно преимущество перемешивания слоев воды это однородные параметры воды во всех уровнях.

Эти зоны заселены своеобразными цихлидами, выработавшими интересные приспособления для выживания в этом биотопе. Большая часть из них вегетарианцы, питающиеся водорослевыми обрастаниями, обильно растущими на поверхности камней (света и тепла хватает в избытке). Ообенностями прибойных зон являются не только обилие кислорода, минимальное содержание углекислого газа, относительное изобилие корма, но и естественно турбулентность воды, вызываемая приповерхностным и прибрежным волнениями. И выжить в воде которая постоянно интенсивно движется непросто.

Верхний ярус прибойной зоны занят мелкими, похожими на морских бычков, цихлидами родов Eretmodus, Spathodus и Tanganicodus. Это одни из наиболее специаллизированных жителей этого биотопа, как следствие и встретить их можно только в нем. Жизнь на мелководье, в зоне повышенной турбулентности воды обладает массой преимуществ, равно как и недостатков. Главным из которых является интенсивное движение воды (трудно удерживать равновесие, сохранять положение во время кормления; попробуйте поесть, когда вас постоянно смывает). Зато налицо и преимущества: отсутствие крупных водных хищников (им там тоже трудно плавать и тем более охотиться) и обилие растительной пищи (опять же мало конкурентов за пищу, а тепла и солнца много).

Но танганьикские "бычки" выработали ряд свойств необходимых для выживания. Действительно анатомия представителей этих трех родов отличается от других танганьикских цихлид. Тело вытянутое сжатое, с боков, чтобы было удобнее сновать между валунами. Спинной плавник заметно длиннее, его удлиненная мягкая часть нужна для более точного управления телом в воде, а быстро работая им, просто приводить корпус к поверхности субстрата). Плавательный пузырь уменьшен до такой степени, что уже не в состоянии удерживать этих рыбок в толще воды. Это и заметно, эретмодусы и танганьикодусы практически не плавают, а ползают по поверхности камней во время кормления и в толще воды могут держаться только используя плавники. А если необходимо переместиться куда-то подальше, чем к другому булыжнику, то эти цихлиды перемещаются "прыжками" и в этот момент интенсивно работают грудными плавниками. В моменты отдыха рыбки опираются на брюшные плавники, а грудными могут упираться в стенки каменной расщелины, как раз для того, чтобы меньше сносило течением. Хотя, как уже упоминалось выше, охотников на цихлид-"бычков" не много, хищники конечно попадаются на глубоких участках (например различные Mastacembelus spp.), но больший вред поголовью эретмодусов и танганьикодусов, наносят прибрежные водоплавающие птицы. Против них эретмодусы, как и остальные члены группы выработали защиту в виде большого числа колючек в спинном плавнике (иногда до 25) и высоко посаженные глаза, что позволяет более четко контроллировать ситуацию и в случае чего, быстро прятаться в укрытия).Как видите жизнь в этом биотопе полна сложностей, которые вырабатывают у цихлид особые свойства, помогающие выживать. Теория Дарвина в действии.

1.1 Мелководный биотоп, богатый осадочными отложениями, характеризуется как смесь песка и камней у пологих берегов. У него может быть песчаное или каменистое дно, а иногда песок покрыт минералами, которые кристаллизовались из воды, образуя большие «кромки» с мягкими краями у самой кромки воды. Камни лежат в очень мелкой воде - мелкий промежуточный биотоп не глубже примерно пяти метров - и покрыт слоем осадка, который появляется из близлежащей реки, и такиебиотопы обычно встречаются у устьях рек, в неглубоких заливах. Водные растения встречаются в таких местах обитания. Четырьмя наиболее распространенными видами высших растений являются Vallisneria spiralis, Ceratophyllum demersum, Myriophyllum spicatum и Hydrilla verticillata (Kasselmann 1998). Хотя в этих богатых отложениями местах иногда встречаются несколько питающихся водорослями цихлид, они гораздо чаще встречаются в каменистых биотопах. Единственными видами цихлид , которые известны как питающиеся водными растениями, являются Limnotilapia Dardennii , Tylochromis Polylepis и Oreochronis Tanganicae .
Один из таких биотопов -Кипили, деревня, известная своими островами, где вылавливаются практически все виды рыб с названием «Кипили».

2. Скалистые зоны свободные от седиментов

Фактически это верхние 25-30 метров скалистого биотопа. Скалы, огромные каменные блоки и россыпи крупных камней в этом биотопе, формируют настоящий лабиринт щелей и пещер. Поверхность субстрата в этом биотопе свободна от осадка, что при обилии света на небольших (до 15-20 метров) глубинах, приводит к интенсивному росту водорослевых обрастаний. В некоторых местах они покрывают камни толстым ковром. А так как пищи много и она неподвижна, то естественно возникает большое количество желающих ее съесть и неизбежное конкурирование за "угодья". Но только сильные подвижные, ловкие и наглые остануться в "цветущих садах", удел остальных щипать редкую травку на больших глубинах.

Доминируют в этом биотопе конечно Petrochromis spp., они и занимают самый верхний ярус (на границе с прибойной зоной), то есть наиболее плодородные плантации. Снующими над камнями, можно встретить и Pseudosimochromis curvifrons. Но обычная рыба верхнего яруса скалистого мелководья Танганьики - это конечно же Petrochromis, например Petrochromis macrognathus или Petrochromis polyodon. Это одни из наиболее крупных рыб (до 25 см) среди всех Танганьикских цихлид. И не просто крупные, а подвижные и агрессивные. Идеально приспособленные для того, чтобы быстро и дочиста обгрызать водоросли с поверхности камней. Их пищеварительная система построена для максимальной утилизации грубого растительного корма и извлечения из него всех питальных веществ до последнй капли. Кишечник взрослых рыб может достигать двух метров в длину.

Челюсти и губы петрохромисов - это тоже инструмент. Надутые, увеличенные губы-"терки" покрытые большим количеством удлинненных трехконечных зубов. В вопросах поиска и употребления пищи петрохромисы неутомимы, они наверное способны питаться все время свободное от размножения. Для того, чтобы дорасти до размеров настоящих агрессоров им нужно много пищи.

На чуть больших глубинах появляются мелководные трофеусы (представители рода Tropheus), такие как Tropheus moorii, Tropheus sp. "Red" и Tropheus sp. "Black". Эти виды помельче чем петрохромисы и потому выдерживать жесткую силовую конкуренцию не способны и потому смещены на "нижнюю полку".

Кроме трофеусов средний слой населен и другими цихлидами. Видовое разнообразие в этом биотопе не велико. В первую очередь это Ophthalmotilapia, например Ophthalmotilapia ventralis и Ophthalmotilapia boops. Склонные к обитанию среди камней виды ксенотиляпий, например Xenotilapia leptura. Некоторые виды лампрологид, например Neolamprologus longicaudatus и симпатичные "принцессы" - Neolamprologus gracilis.

На границе с более глубокой скалистой седиментной зоной появляются "глубоководные" трофеусы - Tropheus duboisi. Например в районе Бемба (Bemba), обычная глубина обитания для Tropheus duboisi от 6 до 10 метров (редко до 30 метров), тогда как Tropheus sp. "Black" наиболее густо заселяет верхние 2 метра (при нижнем пределе 18 метров). Естественно у рыб выработалась специализация и приспособленность к биотопу и каждый вид процветает в привычных условиях. Так например в 12 км от Бембы в районе Луханга (Luhanga), Эд Конингс отмечает факт, что на больших глубинах много Tropheus duboisi и они явно крупнее мелких Tropheus sp. "Black", тогда как ближе к отметке 6 метров "звездчатых" становится мало и они мельче доминирующих "блэков".

Похожий сценарий отмечен и для Tropheus brichardi и Tropheus moorii, персекающихся в некоторых районах с Tropheus duboisi. В борьбе за территории на маленьких глубинах Tropheus duboisi неизменно прогрывает.

3 . Скалистые зоны покрытые седиментами

Седиментные скалистые зоны - это часть скалистого биотопа, поверхность субстрата в которых покрыта слоем осадка, кое где встречаются пятачки песка или ила. Нельзя сказать, что это более глубокая часть скалистого биотопа, хотя в большинстве случаев бесседиментные зоны сменяются осадочными при увеличении глубины. В некоторых местах осадком покрыты камни и куски скал уже на глубине в несколько метров. Население этих зон многочисленно, как по видовому составу так и по размерам популяций.

Верхняя часть этого биотопа населена различными представителями трибы Lamprologini, Neolamprologus spp. , такими как Neolamprologus buescheri, Neolamprologus bifasciatus, Neolamprologus prochilus и т.п. Многочисленные "принцессы" из комплекса "Бришарди-Пульхер", большая чать других представителей рода Neolamprologus. Например Neolamprologus variostigma, вообще был выловлен Бушером на глубине 45 метров в районе Тембве (Tembwe) в Конго.

На глубинах до 50 метров можно повстречать и различных Lepidiolamprologus spp. например Lepidiolamprologus elongatus или Lepidiolamprologus profundicola (встречается на глубинах до 100 метров). А ближе к границам с песчаным биотопом и непосредственно в переходных зонах Lepidiolamprologus attenuatus и Lepidiolamprologus meeli.

Глубоководная часть скалистых седиментных зон на глубине от 20 метров, это тоже своеобразный биотоп. Свет проникает на такую глубину уже сильно ослабленным за счет толстого водного столба, водоросли ка следствие растут слабо. Кое где можно встретить участки поросшие зелеными или бурыми водрослями, но обычно камни просто покрыты седиментами.

Течения воды на глубине практически нет, жизнь его обитателей идет размеренно и спокойно. Ввиду отсутсвия большого количества растительности, большая часть цихлид в глубоководных каменистых зонах питаются животной пищей. Это и моллюски, и различные ракообразные, и... другие рыбы.

В первую очередь этот биотоп - царство Королев озера Танганьика (Cyphotilapia). Они олицетворяют глубоководные скалистые участки озерного побережья. Под стать уморотворенному, спокойному и мрачно великому окружающему пространству и его обитатели - величавые и размеренные.

Представители рода Cyphotilapia присутствуют в прибрежных водах скалистых побережий, практически всегда, когда глубина у берега достигает 25 метров и более, до перехода к песчаным или промежуточным зонам. Чем круче склон обрывается на глубину, тем больше цифотиляпий, скорее всего вы там сможете встретить и тем крупнее они и большие по размеру популяции цифотиляпий его населяют. Причем глубина на которой вылавливали крупных цифотиляпий в районе Капембва (Kapembwa) более 70 метров. Есть мнение, что эти рыбы могут мигрировать и на большие глубины до 100-120 метров.

4. Зона каменистых осыпей

Этот биотоп сформирован относительно пологим песчанным дном, которое покрыто многочисленными каменными обломками до 1 м размером. В некоторых местах обточенных водой до округлого состояния, а в некоторых камни еще сохранили первоначальную угловатую форму. Иногда встречаются небольшие участки песка между камней.

Видовой состав обитателей биотопа разнообразен. Здесь можно встретить различных Julidochromis spp., и представителей рода Tropheus (таких как Tropheus annectens и Tropheus brichardi). На чуть больших глубинах до 12-15 метров можно обнаружить Ophthalmotilapia heterodonta и Neolamprologus petricola.

5. Большие глубины.

Описывать этот битоп сложнее всего, так как там по сути никто не бывал. Время от времени отдельные особи глубоководных цихлид попадают в сети рыбаков на глубине около 50 метров. Как правила цихлиды на таких глубинах живут близко к субстрату покрытому осадком и илом. Так как свет практически не попадает на глубины большие 30 метров никакой растителности на поверхности свободной от седиментов нет и быть не может.

6. Пелагическая зона (Зоны открытой воды)

Пелагическая зона это фактически водный столб над каменистым субстратом. Цихлиды обитающие в этом биотопе ритаются как правило планктоном. 

 

7. Переходные зоны

8. Ракушечные отмели

 

ЛИТОРАЛЬНЫЕ ОТЛОЖЕНИЯ - Отложения литорали, представленные главным образом песками, галькой, валунами, а также скоплениями раковин и их обломков.

Биотопы с раковинами.

Цихлиды, классифицируемые как "ракушковые", как правило берут свое происхождение из прибрежных вод озера Танганьика, населяя песчаную прибрежную зону на глубинах в пределах от 5 до 30 меров, с грунтом, состоящим из мелкого песка и покрытого седиментами, с массой разбросанных пустых раковин моллюсков. Эти рыбы используют раковины, как в качестве укрытия от хищников, так и как место обитания, нереста и выведения потомства, чем обычно занимаются самки. По другому их называют еще и как цихлиды-остракофилы , что в переводе с греческого означает "любящие раковины". В озере Танганьика существуют три различных биотопа с раковинами. Большие скопления которых, понятно предлагают наибольшее количество «жилой площади», но как правило, только несколько видов «ракушковых цихлид» доминируют в таких местах обитания. Большие поля пустых раковин, в основном это, пустые раковины улиток Neothauma tanganyicense обнаружены на песчаных и илистых грунтах, реже среди скал. Довольно часто, особенно в регионах глубже 10 метров, такие скопления пустых и частично раздавленных раковин обеспечивает жильем мелких цихлид.
Первый тип битопа, который может быть шириной в несколько метров и длиной в несколько километров. Самый верхний слой раковин в нем "склеен" между собой известковыми отложениями окружающими полностью корпус раковин и бесполезен для обитания в них мелких цихлид.
Второй тип  биотопа состоит из свободно расположенных раковин группирующихся в неглубоких местах обитания и обычно находящихся рядом со скалами. Такой биотоп находится в основном на глубине до 15 метров. Вполне возможно, что все раковины этого биотопа заселены цихлидами. 

Третий тип биотопа состоит из одиночных раковин разбросанных на песчаном или покрытом мальмом  дне озера. Такой вид биотопа достаточно распространен во многих местах озера Танганьика, как на мелководье, так и на больших глубинах.

 shell-dweller-3.jpg

Пустые раковины, как эквивалент пещер у скальных видов цихлид.

За миллионы лет природа на примере фауны озера Танганьика разработала, богатые и разнообразные виды «сообществ». Которые мы наблюдаем сегодня. Около 200 видов цихлид, как известно, обитают в озере, большинство из них специализируется на обитании в определенном биотопе и определенной экологической нише. Такие ниши могут быть определены как экологические требования вида или его совместимости с окружающей средой. Они привязаны к таким понятиям, как топография биотопа, тип питания, глубина обитания, тип нереста и т.д. Большое количество различных видов, обитающих во многих местах озера показывают, что цихлидами используются самые различные ниши. Что касается «техники нереста» и выращивания малька, цихлид озера Танганьика можно разделить на две основные группы: нерестящиеся на субстрат и вынашивающие потомство во рту. Те виды, которые прикрепляют икру к твердому субстрату, встречаются в основном в скалистых местах обитания, причем большинство из них некрупные виды, которые ищут убежище в отверстиях и пещерах среди нагромождений камней и скал. За исключением пожалуй нескольких крупных рыбоядных видов. Для своей собственной защиты и защиты потомства этих цихлиды приспособились использовать пещерки и расщелины среди скал, а также пустые раковины улиток. Вообще говоря, раковины пресноводных растворяется довольно быстро после того, как сам моллюск погиб. Тем не менее, в озере Танганьика при высоких значениях рН воды, порядка 8-9 раковины сохраняются долгое время в неизменном виде. И даже более того, соли щелочных металлов: кальция и магния при высоких значениях рН откладываются на раковинах, что делает их толстыми и твердыми. Пустые раковины, таким образом остаются практически неизменными в течение очень длительного времени, порядка тысячи лет, такой факт отмечают многие исследователи озера Танганьика. И только природная механическая деятельность может повредить пустые ракушки. Существует много различных видов моллюсков в озере (большинство из них эндемичны), но раковины лишь немногих видов достаточно большие, чтобы цихлиды смогли в них нормально существовать. Хотя можно сказать иначе, только небольшое количество видов цихлид достаточно малы, чтобы укрыться в доступных для обитания раковинах. Для этих мелких цихлид пустые раковины являются эквивалентом пещер среди скал.

shell-dweller-1.jpg135620652.jpg

 

Link to post
Share on other sites
  • 3 months later...

Вследствие быстрого испарения из-за жаркого климата уровень озера сильно зависит от впадающих в него рек, особенно от реки Рузизи. Именно воды истоков позволяют озеру сохранять достаточно высокий уровень, чтобы иметь возможность вытекать в Лукугу. Однако ещё 12000 лет назад Рузизи не впадала в Танганьику. Рузизи вытекает из озера Киву, а весь бассейн этого озера в прошлом относился к озеру Эдуард, которое принадлежит бассейну Нила. Лишь после изверженийпроизошло перераспределение бассейнов. Древние следы береговой линии свидетельствуют о том, что в древности уровень Танганьики мог быть на 300 метров ниже современного уровня, и озеро не имело выхода к морю. Даже современный сброс может считаться неустойчивым и, возможно, его не было, когда озеро было обнаружено европейцами в 1858 году.

Также вероятно, что в разные исторические времена Танганьика могла иметь отличные от современных притоки и истоки. В него могли впадать воды озера Руква, а вытекать оно могло в озеро Малави и в Нил[9]. Вследствие недостатка поступающей воды высказываются опасения, что любое повышение температуры и испарения из-за климатических изменений может повлечь чрезвычайно быстрое падение уровня воды в озере.

Озеро разделяется на три объёмных бассейна: бассейн Кигома в северной части с максимальной глубиной 1310 метров, бассейн Кунгве в середине с максимальной глубиной 885 метров и бассейн Кипили в южной части с максимальной глубиной 1410 метров

Tanganika32.jpg

Link to post
Share on other sites
  • 3 months later...

Гидротермальная активность в оз. Танганьика

В апреле 1987 года в Пемба и на мысе Банза на стороне Заирской части северного бассейна озера Танганьика, Восточноафриканской рифтовой системы были обнаружены подводные гидротермальные источники с массивными выбросами сульфидов. Новые исследования, проведенные группой из десяти аквалангистов во время многонациональной экспедиции (Франция, Заир, Германия и Бурунди) TANGANYDRO (август-октябрь 1991 года), обнаружили гидротермальные отверстия на глубине 46 м вдоль северных активных разломов, ограничивающих раскол Танганьики с западной стороны. Температуры от 53 до 103 ° С измерялись в гидротермальных жидкостях и осадках. Были обнаружены "жилы" сульфидов толщиной 1-10 см (пирит и марказит), на участке у Пемба. На мысе Банза активные "выхлопы" характеризуются арагонитовыми выходами высотой 1,7 см, и на стенках гидротермальных труб имеются микрокристаллические покрытия пирита. Концентрации гидротермальной жидкости показывают отличительные композиции на двух участках. Конечный элемент в Pemba представляет собой NaHCO3-гидрокарбонат натрия. Конечный элемент в Cape Banza представляет собой раствор, обогащенный NaCl. Такие рассолы могут иметь глубокозалегающее основание, как и в Uvinza на восточной части бассейна Танганьики. Геотермометрические расчеты дали температуры 219 и 179 ° C в системах Пемба и Кейп-Банза, соответственно. Обильные белые или красновато-коричневые микробные колонии, похожие на Beggiatoa были обнаружены вокруг активных гидротермальных отверстий. Термическая циркуляция жидкости разрешается путем выхода горячей жидкости наполненной минералами, которые пересекают с севера на юг основной разлом рифта. Источник тепла для таких гидротермальных систем может относиться к существованию магматических тел под рифтом, что предлагается изотопным составом углекислого газа, выделяемого в выходах у Пемба и на мысе Банза.

vent1.jpgVent8.jpg

Link to post
Share on other sites
  • 1 month later...

Озеро Малави

Likoma-Shore-of-lake-Malawi.jpg

Характеристики термического режима. Водосбор оз. Ньяса находится в пределах тропического климата, характеризующегося, несмотря на близость к экватору, наличием сезонных изменений в температуре, ветре и осадках. В регионе достаточно четко выражены два сезона - дождливый, продолжающийся с ноября по май, и засушливый, с мая по ноябрь. Средняя годовая температура составляет 27- 28оС. В январе регистрируемый максимум на разных станциях - 28-30оС, минимум - 21.3- 21.9оС; в июле - 25-27оС и 13.5-15.5оС, соответственно. Годовые осадки на поверхность озера колеблются от 650 мм около Мангочи до 2000 мм в районе зал. Нката и 2500 мм около северного края озера. (Eccles, 1974) Оз. Ньяса относится к меромиктическим водоемам; для него характерна устойчивая, но периодически ослабленная температурная стратификация с небольшим градиентом темпе- ратуры и солености (Wüest et al., 1996). Слой температурного скачка варьирует по сезонам от 50 до 350 м. По термогалинной стратификации в озере выделяются три слоя: эпилимнион, металимнион и гиполимнион. В мае верхний гомотермальный слой имеет мощность 60 м с температурой 27С. В течение сухого и ветреного прохладного сезона эпилимнион остывает, и мощность его увеличивается до 105 м. Более прохладный металимнион простирается до глубины 220 м. В пределах метали мниона наблюдаются значительные вертикаль ные градиенты кислорода и биогенного вещества. Гиполимнион простирается с глубины 220 м до дна, он представляет собой «мертвый» слой полностью лишенный кислорода и бог атый накопившимся за тысячелетия биогенным веществом. Температуры эпилимниона варьи- руют по сезонам в пределах 23.5-28.5С, температура гиполимниона в течение всего года находится около отметки 22С.

Водный баланс Уровенный режим Озеро Ньяса питают 14 крупных рек, самой многоводной из которых является р. Рухуху, обеспечивающая около 20% речного притока (Kidd 1983), другие крупные притоки – р. Сонгве, Рукуру, Лиловва, Бва, Лилонгве. Отток происходит по р. Шире, притоку р. Замбези. С речным притоком в озеро поступает 29 км3.   Амплитуда сезонных колебаний уровня воды оз. Ньяса обычно не превышает 0.7-1.8 м. Существенно большей является амплитуда многолетних колебаний; за 100-летний период она составила около 8 м (Dryton 1984), рис. 1.23. Катастрофически высокие уровни наблюдались на озере в 1979-1980 гг., а низкие – в начале ХХ в. К 1915 г. из-за очень сильного падения уровня отток из озера прекратился, и для его восстановления потребовалось около 20 лет (Dryton 1984, Kidd et al., 1999). В 1960 г. в верховьях р. Шире была построена плотина, обеспечивающая регулярный отток из озера для возможности постоянной работы гидроэлектростанций, возведенных в последу- ющие годы ниже по течению. В связи со строительством плотины в следующие два десятилетия на озере сохранялись высокие уровни воды, которые по расчетам Dryton (1984) на 20-40 см превышали естественные. В 1997 г. Уровень озера опять снизился до значений, угрожающих оттоку, но, уже со следующего года, начал быстро расти. В отличие от многих озер Африканского Рифта оз. Ньяса в последнее десяти- летие демонстрирует тренд повышения уровня.

Основные характеристики качества вод Открытые воды оз. Ньяса характеризуется высокой прозрачностью, от 13 до 23 м, в зависимости от сезона. Прибрежные воды более мутные, особенно в период дождей. Минерализация невысокая, электропроводность 210-285 mS/см; жесткость по кальцию 107-142 мг/л; реакция среды щелочная, 7.7-8.6. Для верхнего 100-метрового слоя характерны достаточно высокие концентрации кислорода (рис. 1.24), на глубине более 200 м кислород практически всегда отсутствует. В оз. Ньяса, как и в оз. Танганьика, основная масса биогенного вещества сконцентрирована в гиполимнионе. В поверхностные слои биогенное вещество поступает за счет процессов перемешивания, происходящих, прежде всего, в периоды повышенной ветровой деятельности. Наиболее сильные ветры наблюдаются в зимний период, с мая по октябрь, когда в регионе господствуют юго-восточные пассаты, врывающиеся в узкий, открытый к югу грабен Ньяса как в аэродинамическую трубу. В отличие от оз. Танганьика, в это время года в южной части озера перемешиванию подвергается практически вся водная масса, а в север- ной – верхний 400-метровый слой, охватывающий и гиполимнионные воды. В результате, южная часть озера является более производительной, (Hamblin et al.), особенно к концу ветрового сезона. По своему трофическому статусу оз. Ньяса является переходным от олиготрофного к мезатрофному. Согласно данным ILEC, концентрация хлорофилла в эпилимнионе составляет 0.2-0.7 мкг/л. Подробных наблюдений за качеством воды оз. Ньяса не проводилось.

Согласно данным UNEP, WCMC (United Nations Environment Programme, World Conservation Monitoring Centre) в оз. Ньяса описано около 500 видов рыб, эндемичных на 90%, и являющихся представителями 11 семейств. В силу того, что многие виды не описаны, ряд специалистов указывает, что в озере обитает около 1000 разновидностей рыб (Msukwa, 2001, Nkatunga, 2001). Наибольший эндемизм характерен для семейства цихлид, среди которых все кроме 5 видов являются эндемиками. В водах оз. Ньяса обитает около 30% известных в мире видов цихлид. Особенно славится переливающаяся всеми цветами радуги небольшая рыбка «мбуна». Считается, что более 70% видов, принадлежащих к семейству цихлид, пока не описаны. Благодаря высочайшей биологической вариативности озеро Ньяса при знается как часть мирового наследия. Согласно данным ILEC в рыбном населении оз. Ньяса доминируют: киприниды Labeo mesops и Opsaridium microcephalus, сомообразные: Bagrus meridionalis и Bathyclarias sp., и цихлиды: Oreochromis squamipinnis, O. shirana, O. saka, Tilapia redalli, Haplochromis kiwinge, H. livingstonii, H. taeniolatus, H. phenochilus, Lethrinops sp., Pseudotropheus sp., Labidochromis sp., Labeotropheus sp., Serranochromis thumbergi, Rhamphochromis sp. (LBRI&ILEC. 1989) Основными промысловыми видами являются на литорали - представители семейства цихлид. в открытых водах - сардина Engraulicypris sardella, а также цихлида  Oreochromis. Кроме того, промысловыми видами являются цихлиды Lethrinops spp. (чисавасава) и Copadochromis (утака), представители семейств костаковые и клариевые. Их вылов производится преимущественно тралением, начатым в озере с 1968 г. Этой техникой отлавливается около 160 видов рыб (Greboval et al., 1994), преимущественно представителей цихлид. Приблизительно 80 разновидностей принадлежат роду Copadochromis и 30 разновидностей - роду Lethrinops. Из-за большого количества мелких рыболов ных кооперативов, а также из-за отсутствия в прибрежных странах организаций, занимающихся четким учетом рыбной ловли, данные по уловам весьма приблизительны, и сильно различаются у разных авторов. По оценкам FAO средние уловы в оз. Ньяса после введения техники траления составляют 30000-80000 тонн в год. Потенциальные уловы озера, опираясь на производительность в 30-40 кг/га, оцениваются в 73200-97600 тонн/год (Greboval et al., 1994). На конец XX в. в рыбной ловле было занято около 22000 человек, а в сфере обработки уловов - более 300000 чел. Рыбная ловля развита, прежде всего, в Малави. Мозамбик принимает в ней лишь небольшое участие из-за малонаселенности и значительной удаленности основных населенных центров от берега. Крупные города Танзании также удалены от озера, однако Танзания более активно участвует в рыбной ловле, но исключительно в прибрежной зоне. Периодически возникают юридические споры по поводу лова рыбы танзанийскими рыбаками в малавийских водах.

http://www.limno.org.ru/publ/hd1.pdf

Link to post
Share on other sites
  • 3 months later...

5a64b7de39b45_.jpg.f21d132a560b7cf9fd8a3512369f24ae.jpgПериоды "глубокой, чистой" воды в озере Малави в течение последних 800 000 лет совпадают со взрывами диверсификации * видов, сообщают исследователи. Африканское Озеро Малави является домом для сотен видов цихлид- пресноводных рыб, широкая цветовая гамма которых, делают их популярными в аквариумистике рыбами. Исследование показало, что за последние 800000 лет, фазы "глубокой и чистой" воды в озере Малави чередовались с фазами "мелкой и мутной" воды. В то время, когда происходили "фазы глубоководья" многократно повышалось разнообразие цихлид.  Время постоянных "глубоких, чистых" фаз воды согласуется с тем, что эволюционные биологи называют периодами быстрой диверсификации * видов цихлид, считается, что фазы при которых озеро углублялось и вода становилась прозрачная, создали новую среду обитания и адаптации для рыб обитающих вдоль береговой линии, а также прекрасные условия для ассортативного * спаривания. Озеро Малави простирается приблизительно на 350 миль в узком разломе, граничит с такими государствами как: Малави, Мозамбик, Танзания и др. Разнообразие цихлид в озере, как и галапагосских вьюрков, является классическим примером "адаптивной радиации" - быстрой диверсификации видов, когда виды приспосабливаются к своим экологическим нишам.

Цихлиды -отличная модель системы для поиска эволюционных процессов. Есть около 800 видов цихлид в озере, так что это идеальная лаборатория для изучения того, как развивается биологическое разнообразие. Эволюционные биологи секвенировали геномы нескольких видов цихлид. Используя метод "молекулярных часов", биологи могут пролить свет на то, когда виды "распадались" во времени. Эта работа предположила, что цихлиды озера Малави диверсифицируют урывками, с несколькими различными очередями при диверсификации начиная с момента, около 750 000 лет назад. Это новое исследование, ставит эволюционную историю в экологическом контексте.

* Диверсификация (diversificatio - изменение, разнообразие, от лат Diversus - разный и Facere - делать).

* Спаривание животных по их фенотипическому сходству или различию, Т.е. по степени развития признака. При ассортативном спаривании животныеимеют фенотипическое сходство.

 

Link to post
Share on other sites
Guest
This topic is now closed to further replies.
  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...